• Суббота, 29 апреля 2017 г.
  • Именины: Raimonds, Laine, Vilnis
В Риге +6°C, СЗ ветер 8м/с

Алексей Романов: Музейная личность

Рекомендовать

| За эфиром

Президент Московского музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова приехала в Ригу через две недели после своего 95-летнего юбилея. Встречу с ней, которую организовали в Латвийской национальной библиотеке Фонд Германа Брауна и Фонд «Открытый мир», пришлось отложить на сутки. В назначенный день не получилось – возглавляемый ею музей посетил Владимир Путин.

В своем плотном рабочем графике Ирина Александровна выкроила время не только на общение с рижанами, но и на посещение наших музеев. Кстати сказать, на встречу с ней в Замок света пришли директор Национального художественного музея Латвии Мара Лаце и руководитель музея зарубежного искусства «Рижская биржа» Дайга Упениеце.

Думаю, обе удивились признанию Антоновой, что в юности она мечтала стать цирковой наездницей. Потому что ей нравился риск и работа на пределе возможностей. Впрочем, в ее более чем 70-летней деятельности в Пушкинском музее было немало запредельно тяжелых ситуаций. Начать с того, что она пришла туда в апреле 1945 года практически с фронта, где служила медсестрой в госпитале. Стеклянная крыша музея была разрушена во время бомбежек. И Ирине Александровне приходилось вместе с коллегами убирать лопатой снег из музейных залов. По центральной лестнице текла вода.  Надо было срочно готовить помещения к приему эвакуированных в Новосибирск бесценных коллекций. Антонову собирались послать в Германию для того, чтобы забрать и доставить в Москву шедевры Дрезденской галереи. Тайник с картинами обнаружили в заброшенной шахте.  Правда, по молодости Ирина в состав делегации не попала. «Хранилище» она посетила намного позже.

- Там до сих пор по стенам течет вода, - рассказала она, - А тогда картины Боттичелли и Рафаэля просто были прислонены к этим стенам без упаковочных ящиков. К нам в музей они прибывали настолько покрытые плесенью, что не видно было изображения. Красочный слой отслаивался.

Еще месяц-другой, и шедевры были бы утрачены навсегда.

Ирина Александровна рассказала, какую беспрецедентно огромную и кропотливую работу провели музейные реставраторы, чтобы спасти произведения великих мастеров.

В 1948 году вышло постановление Совмина СССР о ликвидации филиала Пушкинского - Музея нового западного искусства. Основу его экспозиции составляли картины импрессионистов и постимпрессионистов из коллекции Щукина и Морозова - Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса, Мане, Ренуара,  Дега,  Моне, Гогена, Писарро, Тулуз-Лотрека и раннего Пикассо. В постановлении коллекция была названа «рассадником формалистических взглядов и низкопоклонства перед упаднической буржуазной культурой». А его экспонаты были поделены между Пушкинским музеем и Эрмитажем. Ирина Антонова не теряет надежды вновь объединить эти коллекции.

В 1949 году вместо художественных произведений музей имени Пушкина демонстрировал выставку подарков Иосифу Сталину от народов СССР и зарубежных стран.

Когда Антонова стала директором Пушкинского музея, там началась эпоха больших выставок. На выставку. «Париж-Москва» она сумела «протащить запрещенных тогда Малевича, Филонова, Кандинского. Настоящей сенсацией в 1974 году стал «визит» «Джоконды» Леонардо да Винчи. Чтобы привезти ее, понадобилось оплатить многомиллионную страховку. И советское руководство пошло на это исключительно благодаря настойчивости Ирины Александровны. Люди ночами стояли в очереди на Волхонке, чтобы ровно 15 секунд созерцать улыбку Моны Лизы.

Антонова главный организатор масштабных выставочных проектов двухтысячных годов: «Встреча с Модильяни», «Тернер», «Футуризм. Радикальная революция», «Пикассо в Москве», «1000 лет золота инков», «Сальвадор Дали», «Караваджо», «Кандинский. «Синий всадник»».

Только благодаря авторитету Ирины Антоновой в Москве впервые смогли оказаться шедевры Тициана.

А еще «Олимпия» Эдуарда Мане, которую показывали в ГМИИ год назад. Парижский музей Орсе она покинула впервые за 150 лет.

Когда директор Орсе Серж Лемуан принимал госпожу Антонову, он публично сказал ей: «Я восхищаюсь вами, я дам вам любую картину, какую ни попросите!». Она сказала: «Хорошо. Тогда дайте нам «Олимпию» Эдуарда Мане». Тому пришлось сказать: «Хорошо. Но я спрошу у президента Французской республики».

Президент разрешил.

На встрече в Риге у Ирины Александровны поинтересовались, как она относится к «Черному квадрату» Казимира Малевича, считает ли она его произведением искусства. Ответ Антоновой был лаконичен:

- Это манифест художника, что изобразительное искусство закончилось.

При поддержке и непосредственном участии Ирины Антоновой в ГМИИ был открыт Отдел личных коллекций.

Существенным вкладом в культурную жизнь Москвы с 1981 года стали «Декабрьские вечера», которые начали проводиться по инициативе Ирины Антоновой и Святослава Рихтера.

Святослав Рихтер и Марк Шагал обожали ее. Франко Дзеффирелли предлагал ей руку и сердце. Джереми Айронс катал ее по Москве на мотоцикле. Антонова — автор более ста публикаций, телевизионных передач, сценариев научно-популярных фильмов.

Она рассказала, что регулярно сама читает лекции для сениоров.

 - Например, о портретах Рембрандта, который много писал пожилых людей. Старость наполнена опытом жизни, и это видно в картинах великого голландца. Важно ведь не только смотреть, но и размышлять, осмысливать. Если глубоко погрузиться в мир, изображенный на полотне, можно даже всплакнуть, расчувствовавшись. Это из области сильного художественного переживания.

Добавить комментарий

Ответить

Добавить комментарий можешь используя также паспорт Draugiem.lv или аккаунт в Фейсбуке!

Число оставшихся символов: 1000